В воскресенье вечером шел по переходу между «Сенной» и «Садовой», где понял, что мир меняется в лучшую сторону. В переходе играл саксофонист. На тот момент у меня было задание на фф, сделать фотографию об уличном музыканте. На улице снег и холод, музыкантов не густо. На безрыбье и рак – щука. Начал снимать саксофониста. Было довольно скучно, он один и редкие пассажиры в переходе. Ждал экшн от внимательного слушателя, но такого не было. На горизонте появился милиционер. К саксофонисту подошел прапорщик милиции (смена формы не произошла) и попросил сложить инструмент и пройти с ним. Музыкант на меня косо посмотрел, мол, почему прогоняют его, а не меня. В этот момент прапорщик приятно порадовал монологом. Уверен, он пройдет переаттестацию и станет полицейским. «Ему можно фотографировать и меня, и тебя, в метро запрета на съемку нет. А играть нельзя. Я, например, музыку люблю. Мне ты не мешаешь. Станционный смотритель не любит, поэтому пришел за тобой. Смотри, он тебя снимает, а его четыре круговых видеокамеры снимают». Показал рукой на камеры наблюдения. Поинтересовался, следит ли он через них за порядком. «Чего за ним следить? У нас все спокойно. Взрывают у них, в Москве. В Москве на такой же крупной станции по четыре сотрудника в переходах, вестибюлях, итого 20 человек на станцию. А у нас один в переходе. И ничего не взрывают. Но это не от того, что я такой крутой. Просто, тех, кто у нас держат подпольные казино, не трогают, поэтому все спокойно, не взрывают». Позитивный сотрудник милиции. Зачем то добавил, что он «исповедует» индифферентные политические взгляды. Саксофонист за время изречения монолога сложил инструмент и приготовился идти на «разбор полетов». Последние фразы, которые слышал от уходящего милиционера: «Ты паспорт взял? Фамилию свою хоть помнишь?»

saxophonist


saxophonist

saxophonist

saxophonist

saxophonist

saxophonist

saxophonist

saxophonist


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *